Пушистохвост
А мы тут того... Этого...
Запуталась в планах, целях, проблемах и жизни в целом. Не могу выразить словами эту круговерть. И больше всего пугает то, что тугой клубок нужно распутывать.

Читаю "Право писать" Кэмерон. Похоже, это единственный лучик света в невесолом царстве. Джулия напрямую пропагандирует писательство. И не только художественные тексты, но и вообще любые сплетения букв на бумаге. И как же она права. Интуитивно это ясно мне даже сейчас, когда весь опыт писательства исчерпывается парой фиков, рассказом, статьями под заказ и дневниковскими писульками в тетрадках. Сегодня вернулась к практике утренних страниц. Стало немного легче, затронула часть того, что меня волнует, набрела на одну стоящую мысль и пару мелких. Понимать себя - вот что помогают делать эти записки. Все страхи, тревоги и волнения не где-то в подкорке, а тут - на исписанном листе.

Никогда не перечитывала свои утренние страницы. И, думаю, время настанет еще не скоро. Я к этому не готова.

Понимаю, что нужно что-то исправлять. Ибо это истинный звездец, которому не видно конца и края. Но вот с чего начать? Завтра у меня др. Мне будет уже за 20-ть, а я до сих пор не знаю, чего вообще хочу от жизни. Не знаю даже, как провести завтрашний день, и на что он будет похож. Сегодняшнее самочувствие настраивает на глупый и мерзкий "праздник", мне же хочется надеяться на что-то хорошее и приятное. Что ж, отличная интрига.

Что-то мне подсказывает, что моя главная проблема - отсутствие четкой цели, которую кто-то одобрил. Именно это и бесит больше всего. Почему мои цели кто-то должен признать важными и полезными?Почему моего мнения недостаточно? Ну да ладно, слишком большой и мерзкий таракан, чтобы выманивать его наружу сейчас. Ну и вторая проблема - нет плана. Конечно, из-за того, что и целей нет. Как планировать то, чего ты не видишь? Чтобы выпутаться из стягивающих веревок, мне нужно решить, чего я хочу и в какой степени, потому что желаний-то у меня море. А целей - нет. Продолжу практику утренних страниц и посмотрю, что получиться. Может именно в этом спасительная лестница из сырого и холодного подвала.