14:28 

Да, я его опубликую

Пушистохвост
А мы тут того... Этого...
АГАПКА


Юрка мчался со всех ног. Он сильно опаздывал. Еще полчаса назад он должен был находиться у гаражей. Агапка будет сердиться.
Сердце бешено колотилось от быстрого бега, в ушах звенело. Прохожие в ужасе расступались, завидев на пути несущегося рыжего мальчишку, и лишь возмущенно охали, грозя ему пальцем. Один мужчина даже хотел остановить безобразника, загородив дорогу. Юрка лихо его обогнул, извиняясь на ходу. Мужчина махнул рукой и что-то сердито крикнул, но Юрка этого не заметил: Агапка ждет.
Вот, наконец, показались крыши стареньких гаражей. Ими давно никто не пользовался, и земля вокруг поросла высоким бурьяном. То там, то тут валялись куски кирпича, когда-то давно вывалившегося из непрочных стен. Стайка воробьев что-то усиленно выискивала среди кустов, и деловой птичий гомон весело разносился далеко вокруг.
Юрка ничего не видел. Он сосредоточенно топал по узенькой тропинке, ведущей вглубь гаражного комплекса, и пытался привести в порядок тяжелое дыхание: нечего Агапку пугать по пустякам.
Наконец, тропинка, которую сам Юрка и протоптал, вывела его к хорошо знакомому маленькому гаражику с провалившейся крышей. Он облегченно вздохнул. Все в порядке. Камешки привычно захрустели под ногами, когда мальчишка направился прямиком к ветхому строению.
- Агапка? Агапка, ты здесь? – Юрка осторожно подошел к старой канистре, которую нерадивый хозяин когда-то оставил у ржавой двери гаража, и присел на корточки.
Со стороны казалось, что ничего не происходит, но мальчишка продолжал упорно ждать.
Вдруг из-под канистры донеслось неясное шуршание, и раздался тихий писк. Медленно и неуверенно из-за пластмассового бока высунулась крошечная усатая мордочка и повела носом воздух.
Лицо Юрки озарилось радостной улыбкой.
- Агапка, это я! Я пришел! – весело сказал он. – Как ты тут?
Пухленькая серая мышка, уже ничуть не скрываясь, вынырнула из-под канистры. Ее усики забавно топорщились, и серая шкурка блестела здоровьем – хозяйка тщательно за ней ухаживала. Мышь величественно сделала несколько шагов и с чувством собственного достоинства подняла мордочку вверх, заглядывая Юрке в глаза. Крошечные глазки-бусинки с молчаливым укором рассматривали веснушчатое лицо. Юрка развел руки в раскаивающемся жесте, и, казалось, даже вихры на рыжей макушке поникли.
-Опоздал, опоздал, - извиняющимся тоном протянул он. – Дел много было, вот и не смог вовремя прийти. Прости.
Агапка на мгновение замерла, ее шустрый нос забавно дернулся, будто мышка раздумывала над Юркиным извинением. Но вот она сделала еще пару шагов мальчишке на встречу. Юрка был прощен.
Мальчишка просиял и растянулся в улыбке.
Через секунду мышь сидела у него на руках и с задумчивым видом грызла принесенное другом печенье, держа его в передних лапках. Юрка всегда улыбался, видя эту позу у своей подопечной. Сам он позой особо блеснуть не мог, как никак на старой канистре особо не развалишься. Но ему было все равно. Какая разница где присесть, когда все внимание занимает маленькое мохнатое существо в руках.
Юрка еле дышал. Агапка сидела у него на руках уже, наверное, в тысячный раз, но мальчишка все равно с замиранием сердца следил за ее неторопливыми движениями: вдруг он что-то делает не так? Вдруг она сбежит?
Но Агапка и не думала сбегать или прятаться от знакомого взора голубых глаз. К слову сказать, она откровенно наслаждалась таким вниманием к своей персоне. И не преминула снова им воспользоваться: дожевав печенье, она опустилась на все лапки и обратила к Юркиному лицу задорную мордочку.
Мальчишка знал, чего она хочет, и со смехом подчинился. Как ни как, все принцессы хотят ласки, а такие пушистые – и того больше. Юрка осторожно приблизил свободную ладонь к лоснящейся шкурке и погладил ее. Мышь довольно пискнула: Юркины прикосновение явно доставляли ей удовольствие. Она только что глаза с наслаждением не прикрыла: не умела пока.
Так они просидели до самого заката, спокойные и счастливые. Но только солнце коснулось далекой ленты горизонта, как Юрка осторожно опустил Агапку на землю и засобирался домой: не хотел заставлять маму волноваться.
Мышь покорно оставила теплые ладони и выжидательно замерла около канистры, наблюдая как мальчишка торопливо поправляет куртку и отряхивается от пыли.
Закончив приготовления, он достал из кармана еще одно припасенное для любимицы печенье и положил его на землю. Он всегда оставлял ей какое-нибудь лакомство перед уходом, и у Агапки уже имелся целый склад вкусностей, но Юрка не намеревался прекращать полюбившуюся ему традицию. Мальчишке становилось немного легче покидать подопечную, когда он знал, что ночью она не умрет с голоду (Юрке всегда казалось, что Агапка без него обязательно проголодается и не сможет найти еды).
Агапка не взяла печенье, но Юрка знал, как только он уйдет, лакомство сразу привотизируют – он никогда не обнаруживал своих подарков на следующий день. Мальчишка улыбнулся, глядя на гордую упрямицу, и проговорил:
- Хватит дуться, я завтра опять приду.
Мышь и усом не повела. Только глаза-бусинки блестели в лучах заходящего солнца, и укоризненно дергался крошечный нос. Агапка всей позой показывала Юрке, как он не прав, оставляя важную царевну так рано. Впрочем, она делала так каждый вечер, и мальчишка привык не обращать на это внимания. Он только покачал головой и развернулся, направляясь прочь от гаражного комплекса.
Он хотел остаться, но не мог.
Пройдя половину тропинки, Юрка обернулся. Агапки уже и след простыл. Будто и нет никого там, у гаражей. Юрка отвернулся и прибавил шаг.
***
Всю дорогу домой он рассуждал о последнем месяце своей, совсем еще короткой, жизни. И том случае, что подарил ему дружбу маленькой мышки. Как сейчас он помнил тот странный весенний день, со всеми звуками и ощущениями.
Юрка, как обычно, возвращался домой из школы, весьма уставший и с двойкой за домашнее задание. Что и говорить, настроение у него было не особо радужным. Мальчишка топал по сырой земле и редким лужам, оставленным недавним дождем. До дома оставалось пройти около пятисот шагов (Юрка как-то посчитал расстояние от школы до дома в шагах), как вдруг непонятная возня привлекла его внимание. За забором, который закрывал от мальчишки вид на ближайшую многоэтажку, раздавалось громкое мяуканье и непонятный шорох.
Не долго думая, Юрка прошмыгнул во двор, благо, он часто тут бывал и знал эту местность как свои пять пальцев. Скоро обнаружилась и причина возни: огромный рыжий кот по кличке Мурзик, весьма неприятный представитель кошачьих, как убедился Юрка совсем недавно (царапины на руке до сих пор не зажили), что-то с особыми усилиями пытался достать из-под забора. Юрке стало любопытно, да и отсрочить появление домой тоже хотелось, и он подошел ближе.
Мурзик даже не обернулся на звук шагов, полностью поглощенный своим делом. Юрка внимательнее вгляделся в землю под забором, которую скреб когтищами вредный кот. Хорошенько рассмотреть ничего не получилось из-за отбрасываемой забором тени, но зато удалось кое-что услышать. На один чересчур яростный выпад Мурзика из-под забора донеслось отчаянное попискивание. Юрка за свою жизнь еще не слышал таких жалобных звуков.
“Мышка!” – лихорадочно пронеслось в его голове, и какая-то невиданная сила заставила буквально броситься вперед. Юрка со всей силы, что у него была, отшвырнул облезлого котяру подальше от места битвы и наклонился к земле.
Кот разочарованно мяукнул, явно ошеломленный таким поворотом событий. Не желая сдаваться и уже сообразив, что у жертвы появился неслабый защитник, кот зашипел на Юрку с отчаянной свирепостью. Но было уже поздно.
Юрка успел ухватить с земли еле живого мышонка и сжал его в ладонях. Никакие коты не доберутся до него. Не сегодня.
Не дожидаясь, когда наглое животное опомнится, мальчишка пулей выскочил со двора и направился в сторону дома. Не доходя до него, Юрка свернул в тихое местечко между полуразрушенным сараем и только недавно выстроенным забором. Не мог больше мучится от любопытства и тревоги, которые плотно держали его в своих тисках.
Надежно спрятавшись и внимательно оглядев окрестности на предмет нежданных гостей, Юрка устроился на старом трухлявом пне, стоявшем тут всю его жизнь, и перевел дух. Не стоит пугать спасенного своим встрепанным и ошеломленным видом. Вздохнув поглубже и уняв бешеное сердцебиение, Юрка осторожно приоткрыл ладони.
Серый комок не шевелился, мальчишка даже испугался, что как-то нечаянно просто сжал ладони и раздавил мышь. Волна паники накрыла его с головой. Такого поворота событий он никак не ожидал и к горлу уже подкатился тугой комок. Но Юрка напрасно запаниковал, маленькое меховое тельце чуть дернулось, будто давая знать, что совсем не собиралось отправляться к мышиным предкам. Юрка знал, что, когда кто-то умирает, то обязательно попадает к предкам. Мальчишка до того испугался неожиданного движения со стороны спасенного, что забыл как дышать. Он сидел деревянным истуканом, пытаясь навести на себя вид примерзшего к месту памятника и не дышать, только чтобы не пугать серый ком. Так прошло пять минут. Ни мальчик, ни мышь не шевелились и не подавали признаков жизни. С виду это действо было похоже на детскую забаву замри-отомри; вот только отмирать участники не собирались.
Но так не могло длиться вечно – кто-то должен был проиграть. И проигравшим стал не Юрка.
Не выдержав, или все же приняв мальчишку за памятник, мышка слегка повела носом воздух, явно ожидая подвоха. Но подвоха не было, была лишь фантастическая сцена, достойная самого пристального внимания: маленький десятилетний мальчик и маленькая мышка, чьи дороги так странно пересеклись, смотрели друг на друга и не могли отвести глаз. Но даже такая идиллическая картина не могла быть вечной, ей тоже пришло время закончиться.
Юрка уже был не в силах сидеть на одном месте, ноги затекли, да и промозглый весенний ветер не располагал к сидению на пне в отовсюду продуваемом дворе. Мальчишка набрался храбрости и слегка качнулся на своем импровизированном стуле. С трепетом он ждал, что недавняя жертва противного кота вдруг ухитрится и как-нибудь сбежит с ладони, растворяясь в еще жиденькой травке. Его подозрения были напрасны.
Мышь, казалось, совсем не испугалась, а даже с еще большим любопытством вперила в Юрку блестящие глазки. И она отнюдь не собиралась покидать уютной руки.
Видя такую спокойную реакцию, Юрка осмелел. Осторожно, боясь ненароком не покачнуть ладонь с обретенным сокровищем, свободной рукой он достал из кармана печенье, которое очень кстати там завалялось. Пытаясь не дышать, мальчишка поднес это самое печенье к серой мордочке и положил его на ладонь. Следующий ход был за спасенной. И он не преминул произойти.
Маленькая мышка повела носом в сторону угощения и, не раздумывая, принялась жадно его поглощать. Юрка просиял. Только что он наладил контакт с маленьким странным существом, которое было важней всех вместе взятых инопланетян. Широкая улыбка мальчишки сопровождала всю трапезу его новой знакомой. Юрка был счастлив.
- Я назову тебя Агапкой, - тихо прошептал он и улыбнулся.
Так и произошла историческая встреча Юрки с маленькой мышкой, которая впоследствии стала чем-то намного большим, чем просто серый пушистый комочек.
Даже сейчас, бредя домой после встречи со своей подопечной, мальчишка не мог сдержать улыбки, когда вспоминал их первое знакомство. Казалось, это было так давно, целую вечность назад, но на самом деле прошло всего несколько месяцев. Месяцев, наполненных ожиданием каждой новой встречи и безграничной радостью от того, что кто-то, такой маленький и беззащитный, ждет тебя там, у гаражей.
С легким сердцем, напевая какую-то веселую мелодию, Юрка продолжал свой путь. Если бы он только знал…
*
Наступил новый день. Свежее, чистое летнее воскресенье.
Сегодня Юрка решил навестить Агапку пораньше, чтобы вдоволь насладиться новой встречей. На этот раз мальчишка прихватил с собой не только печенье: в кармане штанов пересыпались из угла в угол чищеные семечки – Агапка их просто обожала. Юрка мчался на пустырь, чтобы порадовать свою любимицу щедрым угощением и увидеть благодарный блеск в маленьких глазках.
И вот мальчишка почти на месте, осталось только свернуть на узенькую тропинку и пройти пару метров. Но Юрка почему-то не шел дальше. Он, как вкопанный, стоял перед поворотом и к чему-то прислушивался.
Недалеко и как раз со стороны гаражей доносился неясный шум. Юрка не мог понять, что его производило, но на секунду ему показалось, что это отголоски смеха. Больше не медля, он пустился к гаражам во весь опор, и странное предчувствие, родившееся из-за тихих звуков с пустыря, с каждым шагом все яростнее подгоняло его.
Через минуту мальчишка был на месте, и будто столкнулся с невидимой стеной. Разом из него вылетел весь дух, и Юрка почувствовал могильный холод в самом сердце. Внутри что-то оборвалось.
Мальчишка смотрел и не верил глазам. Перед его широко открытым взором стояла страшная картина, кошмар воплоти.
На маленьком пятачке между старыми гаражами и зарослями бурьяна высились три мальчишеские фигуры. Незваные гости стояли к Юрке спиной, и над пустырем разносились раскаты их веселого смеха. Юрка не знал этих троих, да и ему было на них наплевать. Все, что сейчас стояло перед его взором, и от чего он не мог отвести взгляд – это плотные клубы пыли как раз рядом с канистрой Агапки. Увидя их, мальчишка не раздумывал и сразу кинулся в гущу событий.
Трое незваных гостей заметили Юрку только когда он с жуткими воплями врезался в одного из них. До этого они были слишком поглощены происходящим. Теперь же три пары удивленных глаз уставились на обезумевшего Юрку.
А Юрка ничего вокруг не замечал. Он видел лишь свою Агапку, маленькую и беззащитную в лапах безжалостного и жестокого охотника.
Огромный облезлый кот с уродливыми рыжими подпалинами накрыл мышь своей когтистой лапой. Грязная кошачья морда осветилась торжеством и опьянением победы. Агапка жалобно пискнула, изо всех сил пытаясь вырваться из мертвой хватки, но тщетно. Довольное мяуканье разнеслось над пустырем, оглашая полную и безоговорочную победу облезлого котищи.
- Поймал! Поймал! – хлопая в ладоши, радостно завопил один из зрителей ужасной баталии.
Но радостные вопли тут же сменились возгласами удивления: Юрка бесстрашно бросился на врага.
Котяра затравленно обернулся на быстро приближающуюся фигуру и сощурил желтые глаза. Оценив противника, кот решил бороться за добычу до конца.
- Отпусти Агапку! – звонкий и решительный голос Юрки прокатился над полем битвы, заставляя трех наблюдателей дрогнуть и замолчать.
А мальчишка уже дрался с безжалостным врагом. Весь в пыли, обдирая коленки, он пытался вырвать из когтистых лап многострадальную Агапку, которая жалобно пищала. Кот зло шипел и царапался единственной свободной лапой. На Юркиных руках вовсю красовались алые полоски. Но он этого не замечал, перед сосредоточенным взором мелькали лишь глазки-бусинки и грязная, с опалинами, шерсть.
И тут у Юрки за спиной раздался возмущенный голос:
- Ребят, он все испортит! Держи его!
И не успел Юрка опомниться, как три пары рук с силой начали тащить его с поля боя.
Слезы отчаянья чуть не брызнули из мальчишечьих глаз, но он не дал им выхода. Он должен защитить Агапку!
Юрка рванулся изо всех сил, пытаясь скинуть противные пальцы. Но цепкие руки никак не хотели выпустить его из крепкой хватки. Но мальчишка и не думал сдаваться. И решение драться до победного сделало свое дело.
Один из пленителей случайно отпустил Юркину руку, на секунду давая ей полную свободу, за что тут же поплатился. Молниеносный удар по носу заставил его с жалким писком отскочить от разъяренного Юрки. Темно-алая струйка окрасила лицо. Два других бравых солдата, видя позорное отступление товарища, растерянно посмотрели друг на друга и одновременно выпустили Юрку из захвата. Никому не хотелось щеголять с расквашенным носом. Пробормотав что-то невнятное и пятясь от решительно настроенного защитника “никому не нужной” мыши, как успел услышать Юрка, они поспешно ретировались, оставляя поле битвы. Теперь он мог полностью сосредоточиться на спасении Агапки.
Облезлый кот все то время, что Юрка был занят с гостями, сидел на месте, наблюдая за развернувшейся сценой. Он даже и не думал бежать. А зря.
С дикими воплями мальчишка, словно шквал, обрушился на противную мохнатую голову. И в новой битве враг не устоял.
С жалобным мяуканьем, сродни плачу, котяра уступил добычу, когда Юрка не слишком сильно, только чтобы напугать, огрел его той самой канистрой, что служила Агапке домом. Против этого оружия враг не имел средств и, спасая шкуру, скрылся в беспролазном бурьяне, оставив мышь на земле.
Агапка была спасена.
Но Юрка не верил этому, пока сам, очень бережно и ласково, не поднял трепещущий комок с земли. Только обследовав маленькую мышку на предмет повреждений, он смог реально оценивать ситуацию. Юрка не знал, что бы случилось, если у Агапки были хотя бы мелкие ранки. Он, наверное, сошел бы с ума. Но в этот раз судьба распорядилась благосклонно: мышка была цела и невредима, только страшно напугана.
У Юрки бешено колотилось сердце. Ободранными руками он трепетно прижал серой комок к груди, к самому сердцу. Агапка притихла и жалась к Юркиным ладоням, не веря в конец ужасного кошмара.
Мальчишка в изнеможении сел на канистру, которая теперь казалась ему самым великим оружием в мире, и замер.
Так они и сидели вместе до самого заката, маленький мальчик и маленькая мышка, и ничто в мире их не волновало.
*
Яркий круг заходящего солнца бросал последние лучи на весеннюю землю, прощаясь с ней. И лишь два существа на земле наблюдали за его последней улыбкой. Молчаливые и неразлучные.

URL
Комментарии
2013-07-09 в 14:12 

Голодная Туча
Эмоциональный диапазон чайной ложки.
Сначала я думала, что Агапка - мальчик :laugh: а потом сильно удивилась.
Такой добрый рассказ. Не помню, чтобы я что-то читала с таким удовольствием. И конец позволяет облегченно выдохнуть и порадоваться, что у героев все-таки все хорошо. Спасибо большое.

2013-07-10 в 17:55 

Пушистохвост
А мы тут того... Этого...
Голодная Туча, спасибо за отзыв:) Очень приятно такое слышать)

URL
     

Лисье счастье

главная